Ближайшие события
На главнуюНовости

«Афганистан — лучшее событие в моей жизни»

12 Февраля 2019

Она была в горячей точке, но пороха не нюхала. Служила в воинской части, а в руках держала только книги. Сотрудник новокузнецкой библиотеки Ирина Шабанова целый год служила в Афганистане.

Как хрупкая женщина попала на войну? Про «чекисток», «легкомысленные сарафаны» и «тоску по обычной картошке» с Ириной Сергеевной поговорила корреспондент — Анна Захарова — а затем ее историю разобрала на цитаты.

«К тридцати годам моя жизнь сложилась. Казалось, можно предсказать все её повороты на годы вперед. Захотелось перемен, непредсказуемости. Мама работала в военкомате и посоветовала завербоваться в какую-нибудь воинскую часть за границу. Жильем и работой обеспечат. Да и мир можно посмотреть. Но в «хорошей» европейской стране нужны были повара, официантки, секретарши. А места библиотекаря не оказалось. Однако заявление мое приняли и обещали сообщить, как появится вакансия»

«Через несколько месяцев — в ноябре 1987 года меня вызвали в военкомат. Появилась вакансия библиотекаря в советской дивизии в Афганистане. Афганистан — это страшно, ведь там война. При Брежневе наши СМИ о войне практически ничего не говорили. Мама, помню, шепотом рассказывала отцу, что из Афгана опять цинковые гробы пришли. А при Горбачеве с афганской темы было снято табу. К 87 — му я уже многое прочитала, представление имела и туда не рвалась. Но в военкомате уговаривали: скоро начнется вывод войск, боевых действий уже нет, бояться нечего. К тому же можно неплохо заработать — положен двойной оклад. А у нас библиотекарям ведь копейки платят. Думала, советовалась и… решилась. Бог не выдаст, свинья не съест!»

«Все мои опасения не оправдались. Мой афганский год сложился на редкость благополучно, посчастливилось не увидеть ничего страшного, не узнать, что такое обстрел. Даже инфекционные болезни, которые косили всех подряд, мимо меня прошли. Так что мой Афганистан не был ни опасным, ни героическим. А был будничным и мирным»

«Я попала в Гатчинскую дважды Краснознамённую дивизию, штаб которой дислоцировался в городе Кундуз — недалеко от границы с СССР. Меня назначили заведующей библиотекой. «Хозяйство оказалось солидное: просторное помещение, тысяч 20−25 книг, очень хорошая и большая подписка на журналы и газеты, читальный зал»

«Конечно, дивизионная библиотека — сугубо военная. Военные мемуары, военно-историческая литература. Но и классика имелась практически вся. Большой популярностью пользовались литературные журналы, где печатались Солженицын, Войнович. В Союзе в то время был дефицит. А я новые книги получала раз в месяц, журналы и газеты — практически каждый день. Я даже е несколько раз книги себе покупала — в дивизионном магазине. А потом через знакомых пересылала домой «

«Афганистан я видела живьем раза три. Первый раз — в Кабул когда прилетели. Территория аэродрома — где мы жили, пока нас не распределили — была огорожена колючей проволокой. И вот я за ограду смотрю: идет афганец такой толстый, впереди него шагах в десяти — афганка в парандже. В одну сторону проследовали. Потом через какое-то время — в другую. Думаю, вот пожалуйста — этнографическая картинка».

«Со стороны офицеров уважительное отношение было, корректное. А вот солдаты… Я все думала, почему всех женщин «чекистками» называют. А потом поняла. Нам зарплату платили чеками. И были такие девушки, ну сами понимаете какие… они от мужчин чеки эти получали. И вот из-за таких всех нас «чекистками» звали»

«Посмотрите на фото. Наших девушек сразу узнать можно. Очень легкомысленно одеты. Легкие сарафаны, плечи голые. Мы думали только, как спастись от жары — в тени 50−60 градусов. Афганские же девушки очень строго одевались: волосы всегда прикрыты, рукава длинные»

«Больше всего по еде нормальной скучала. У нас все порошковое было: яйца, картошка. И такое ощущение, что всю гречку и тушенку с Союза к нам привезли. Только гречкой и тушенкой питались … А у меня подружка работала в дивизионной газете. Вот им иногда нормальная еда перепадала. Бывает поделится, и мы наделаем вареников настоящих. С картошкой. Вот это радость была»

«Я в Афганистане впервые икру красную попробовала. У нас же дефицит был. А там в военторге бывает, как что-нибудь выкинут… Многие кстати спекулировали. Покупали в Афгане магнитофоны, джинсы, везли на Родину — перепродавали втридорога. Разные люди были»

«Я вернулась, друзья меня не узнали. Похудела на 10 килограмм. Тут и личные переживания, конечно. Командировка поменяла мою жизнь. Я как-то традиционно в женском коллективе работала: школа, библиотека. А тут наоборот — в мужском окружении. Мое отношение поменялось к мужчинам. Людей узнала, самых разных».

«Афганистана я не видела, потому что не выпускали нас никуда. Боялись провокаций. Боялись, что могут украсть, потом требовать выкуп. Такие случаи бывали. Был строгий запрет никуда за пределы территории не выходить. В общем-то, мне было и некогда — на работе все время. Да и законопослушной была»

«Первое время оказаться в армии для меня так странно было. Да я вообще ничего не знала. Начиная с того какое у кого звание и заканчивая всей этой структурой. В принципе от меня и не требовалось этих познаний. Все в процессе общения отладилось. Для меня это была просто мирная жизнь. Только в обстановке военной. Обычная жизнь, обычного военного городка»

«Знакомый мне говорит: «И чего тебя туда понесло! Ты разве не знаешь, как там все начиналось?». Я говорила самонадеянно и запальчиво: «Вот поеду и узнаю всю правду!». И ничего я там не узнала. Никакой правды. А когда приехала, нам, конечно, инструктаж проводили, лекцию читали про ситуацию в Афганистане, как мы там оказались. Все это по писаному было, как было принято говорить в то время. Это я и сама знала, как положено. Так что ничего нового для себя не узнала. Правда она открывалась потом, в горбачевско-ельцинские времена»

«У меня отношение к армии изменилось. Раньше считала, что военные — туповатые. Но я встретила разных военных и встречала очень больших интеллектуалов, и очень просвещённых людей, интересных. И потом просто настоящих мужиков»

«Все, кто был в Афганистане, вспоминают о нем, как о лучшем событии в своей жизни. Как бы тяжело это ни было, в какие бы ситуации ни попадали. Для меня Афганистан — это еще и молодость. Это тоже было самое яркое событие в жизни. Дальше все прозаично и однообразно пошло»